26 мая 2024, 10:29

Проселки Солоухина: «ВВ» побывали на малой родине писателя в канун его 100-летия

14 июня исполняется 100 лет писателю Владимиру Солоухину. В канун юбилея журналисты «ВВ» побывали на его малой родине, в селе Алепине Собинского района.

Владимир Солоухин - самый известный владимирский писатель, признанный классик отечественной литературы. Он воспел наш край во «Владимирских проселках», увековечил односельчан в «Капле росы», тонко и лирично отобразил красоту русской природы, высказывался о путях русского искусства и национальных традициях («Письма из Русского музея», «Черные доски», «Камешки на ладони», «Время собирать камни»). Недаром Солоухина называют одним из ярких представителей почвенничества ХХ века, наряду с Беловым, Распутиным и Шукшиным.

- Читать Солоухина наслаждение, - написал о своем коллеге и добром товарище поэт Андрей Вознесенский. - Какой росистый русский язык, какое бережное чувство природы! Этот сизый дымящийся луг поутру, эта гениальная кувшинка у Покрова на Нерли, этот белокаменный храм, эта горестная хвоя над лужайкой, где погиб Гагарин. Это та с рождения одухотворенная красота, зовущая нас не только любоваться, но и сохранять ее, жить ради нее».

Мечта писателя станет явью.

Алепино встретило нас утренней прохладой. Ночью шел дождь, и умытые трава и одуванчики желто-изумрудных тонов радуют глаз в лучах майского солнца. В селе сохранился дом писателя, который Владимир Алексеевич восстанавливал своими силами. По деревенским меркам семья Солоухиных считалась зажиточной, и в годы коллективизации часть дома отошла под нужды государства. Много лет спустя полуразрушенный дом вернули его владельцам.

Всё здесь дышит хозяином и помнит его мастеровитые руки. Каменный низ, деревянный верх, наличники, резной карниз. Теперь здесь постоянно живет старшая дочь писателя. Елена Владимировна переехала сюда из столицы в 2012 году. Она удивительно похожа на своего отца - волосы пшеничного цвета, бездонные васильковые глаза, узнаваемые славянские черты...

Напротив родительского дома - церковь Покрова Богородицы середины XIX века. Храм чудом уцелел. В своих произведениях писатель рассказывал, что церковь хотели разрушить, а кирпичи пустить на строительство коровника. Местные говорят, что к сбережению памятника имеет отношение сам Владимир Алексеевич, который, уже будучи известным журналистом и писателем, ездил в область и хлопотал за сохранность культурного наследия.

Так и стоял божий храм несколько десятилетий под угрозой разрушения. В 1997 году Владимира Солоухина не стало, а храм продолжал жить, пусть и оскверненный годами безбожия. Его наконец законсервировали, а вот до реставрации руки у государства пока не дошли. Елена Владимировна печалится, что к юбилею писателя церковь не смогли привести в порядок, но верит, что в ближайшие годы это случится и заветная мечта отца станет явью.

- Храм это наша боль, - признается Елена Владимировна. - В позапрошлом году тут работали несколько бригад. Крышу покрыли рубероидом, сделали подпорки, окна заколотили фанерой. И до сих пор пауза. Отец отстоял храм в надежде, что его когда-то восстановят.

Жизнь и судьба.

Как простой крестьянский парень, десятый ребенок в семье, стал знаменитым писателем? Мы спросили об этом у Елены Солоухиной.

- Так сложилось. Папа был самым младшим ребенком, его старшие братья и сестры подросли, мама была посвободнее. Степанида Ивановна окончила церковно-приходскую школу и очень любила читать. Она все время читала ему сказки, знала наизусть много стихов - еще из той, дореволюционной хрестоматии. С ним много занималась тетя Катюша, его сестра любимая. Она повредила спину, ей было шестнадцать лет, - упала с лошади. Сестрица больная лежала на кровати и читала маленькому Володе наизусть стихи Пушкина, Блока. Как-то он всё это запомнил. Это легло на благодатную почву, - рассказала Елена Владимировна.

По воспоминаниям вдовы писателя Розы Лаврентьевны, мать Володи была сильной и властной женщиной. Все законы семьи исходили от нее. Все десять детей получили высшее образование. Именно мама передала Владимиру любовь к чтению. Он понял, что только благодаря знаниям сможет выйти в люди. С шести лет мальчик начал писать стихи. Литературное призвание определило его судьбу.

В 1942 году будущий писатель окончил Владимирский механический техникум по специальности механик-инструментальщик. Следующим этапом биографии стала служба в Кремлевском полку. Однако Владимир предпочел карьере военного литературное поприще, которое не сулило особых материальных благ и привилегий. Сразу после войны он поступил в Литературный институт имени Горького. На экзамены Владимир пришел в военной форме и прочел свои стихи. Среди его однокурсников было немало литераторов-фронтовиков: Юрий Бондарев, Григорий Бакланов, Григорий Поженян, Семен Шуртаков.

После Литинститута Владимира Солоухина приняли в штат журнала «Огонек». Молодой корреспондент исколесил в командировках весь Советский Союз. В одной из таких поездок в Нарьян-Мар он встретил свою любовь Розу Лаврентьевну. Она работала детским врачом и попала на север по распределению после Ленинградского мединститута. Они прожили вместе более сорока лет.

Алепинские пруды почистили!

Елена Владимировна бережно хранит память о родителях и наследие отца. Семейное гнездо стало для нее местом силы и душевной гармонии. Сначала она переехала в Алепино с мамой. На время, это было уже после кончины Владимира Алексеевича.

- Мама была в очень почтенном возрасте, и в Москве ей стало тяжело, - вспоминает Елена Владимировна. - Сначала приезжали в Алепино на лето, и мама здесь оживала. На зиму возвращались в Москву. Мы провели отопление, сделали все удобства. Мама сказала, что больше в Москву не поедет. И прожила здесь до самого своего ухода, до 2017 года.

- Видите наш дом? Ведь он достался отцу в руинах! - обводит взглядом свои владения Елена Владимировна. - В коллективизацию в 30-е годы всю семью сгрудили вот сюда на первый этаж, а на втором этаже организовали сельсовет, клуб, медпункт. А когда дом пришел в негодность, сельская власть отсюда выехала. И отец дом выкупил. Там было провалено всё! Это были 60-е годы. Тогда председателем Владимирского облисполкома был Тихон Сушков. Рабочих не было, стройматериалов не было. Но папа как-то договорился, ему дали бригаду. За лето он всё восстановил.

А вот и Алепинские пруды, которые Владимир Алексеевич увековечил в одноименном рассказе. Произведение так и начинается: «Пруды в нашем селе давно пора бы почистить…» Их в итоге несколько лет назад почистили. Если встать в определенной точке, то в водной глади можно увидеть отражение церкви, и даже кажется, что это образ восстановленного храма. Не чудо ли? Но стоит поднять взор и понимаешь: это всего лишь мираж, иллюзия.

«Нас воспитывали рассказы отца».

Разумеется, мы не могли не спросить дочь писателя о том, каким отцом был Владимир Алексеевич, о ее детских воспоминаниях, о прошлой жизни в Алепине.

- Отец нас не воспитывал. Мы воспитывались, когда читали его рассказы. «Каравай заварного хлеба», «Ножичек с костяной ручкой», «Бишка». Детские рассказы. Это настолько закладывалось в сознание, что становилось понятно: так поступать нельзя. И мы бы никогда так не поступили.

Мы с сестрой с самого маленького возраста понимали, что наш папа - писатель. Для нас всегда существовало правило: когда папа дома работает, мы «не шевелились». Всегда была тишина в квартире. Это правило действовало и в этом доме. Мы гордились папой. Он часто брал нас с собой на литературные вечера. Когда отец читал стихи, зал вставал и не хотел его отпускать.

Когда мы были в Алепине, всегда возникало ощущение счастья и спокойствия. Папа много работал, но уделял нам с сестрой внимание. Помню, водил нас в поход к истоку Ворши. Шли в Снегирево, там был родник. А возвращались мы на «газике». Папа нас, как грибы, покидал в кузов. Силы-то уже кончились - мы тогда еще маленькие были.

- Алепино изменилось?

- Всё изменилось. Я с детства сюда приезжала и хорошо помню село, жителей. Здесь жил Федорыч, здесь - Зотовы, там - тетя Глафира. Все были как родные. И воспитывали детей всем селом. Все друг за другом присматривали.

Когда были девчонками - лет по тринадцать-четырнадцать - и летом гостили в Алепине, председатель колхоза подходил к отцу и говорил: «Володь, у тебя девчонки. Пусть собирают молодежь на заготовку сена». И мы собирались. В четыре часа утра нас отвозили на грузовике. Мы это сено ворошили. Помню, бабы возвращаются с покоса и как начнут петь! Пели русские народные песни. Такие голоса были! Ну и где это теперь?

Сейчас в Алепине живут в основном дачники. Старики ушли, а молодежь живет по-своему. Многие разъехались по городам.

- Папа прививал вам литературный вкус?

- Конечно. Мы читали только классику - отечественную, зарубежную. Мы всё перечитали с детства. Мы читали книги, изданные еще до революции. Для нас был лучший праздник, когда мы с отцом приходили в магазин «Букинист». В то время там было много разной дореволюционной литературы. Мы покупали книги, которые хотим, читали литературу с «ятями» и получали огромное удовольствие.

А был ли Черчилль?

- В годы Великой Отечественной ваш отец служил в Кремлевском полку. Ходит история (или легенда?), что во время визита Черчилля в Москву британский премьер поразился богатырским телосложением Солоухина и встал как вкопанный. Сталину якобы польстила такая реакция. Говорят, он даже помог вашему отцу напечатать стихи. Неужели правда?

- Об этом Довлатов написал. То, что Сталин помог напечатать отцу стихи, - вранье. Мы с отцом это обсуждали. Он говорит: «Я больше слушать это не могу». Действительно, отец, будучи сержантом, служил в Кремлевском полку. Стало известно, что в Москву прилетает Черчилль. Отец как сержант Кремлевского полка пошел проверять места дислокации. Вдруг подъезжают машины. Выходят Сталин, Черчилль. А отец как раз осматривал территорию. От неожиданности отец выпрямился во весь рост, выпятил грудь. Так получилось, что он строго сверху вниз смотрел на Черчилля, который был невысокого роста. Сталин посмотрел на эту картину, ухмыльнулся и подкрутил себе ус. Ему понравилось. Всё остальное - полная ерунда. Отец спокойно дослужил, демобилизовался и поступил в Литературный институт.

- А после Литинститута его приняли корреспондентом в журнал «Огонек». И во время одной из командировок он встретил Розу Лаврентьевну.

- Да. Мама там работала врачом. Она специально попросилась на север, хотела вернуть долг государству за то, что во время войны четыре года провела в немецкой неволе. Мама родом из Орла, который был на временно оккупированных территориях. В Орле был ужасный голод. Люди ели лебеду, собирали картофельные очистки. Поля были сожжены, чтобы ничего не досталось врагу. И многие девчонки уезжали в Германию в надежде, что заработают какие-то деньги, помогут своим семьям. А их там отправляли в рабство. Мало кто выжил.

С другой стороны, у мамы после освобождения был страх: всех, кто возвращался из плена, сажали. Ее спасло то, что она отправляла свои письма-дневники на родину. Их печатали на страничках Совинформбюро. Благодаря этому много людей не поехали на работы в Германию.

Встреча с Солженицыным.

- 1979 год. Вашего отца выпустили в Америку в составе писательской делегации. И он умудряется побывать в гостях у опального тогда Александра Солженицына. Как ему это удалось?

- Когда папа узнал, что его выпускают в Америку, он не спал три ночи. Надо сказать, что его долгое время боялись выпускать за границу. Думали, он там останется. У него была цель доехать до Вермонта и встретиться с Солженицыным. К каждому писателю было приставлено по два, а то и по три человека, чтобы никто не смог сговориться. Отец закрылся в своем гостиничном номере, повесил табличку «Не беспокоить» и распустил слух, что «Солоухин запил». Ему помогли американские друзья - в том числе священник Потапенко. Они провернули целую спецоперацию. Отец разговаривал с Солженицыным сутки. Для папы это стало огромным событием.

Когда отец выезжал в заграничные командировки, мы, извините, ждали, что он привезет нам какого-то шмотья. Но нет. Он привозил чемоданы запрещенной литературы. Мы Солженицына прочитали, будучи еще в нежном возрасте. В то время это было очень смело написано.

- А в аэропорту его разве не досматривали? Провозить запрещенную литературу это же очень опасно.

- Его очень понимали и любили среди простого народа. Он ладил с таможенниками. Как-то пропускали. Он проходил через «зеленый коридор»: «Оружия и наркотиков нет?» - «Нет» - «Проходите»

- Владимир Алексеевич сильно окал. Это была его колоритная черта...

- Окал. Причем все его сестры, которые тоже жили в Москве, переучились. Папа считал, что это его такая «фишка». Он так разговаривал, ему так нравилось.

От убежденного коммуниста - к монархисту.

- Писатель Солоухин был членом КПСС, но в то же время носил перстень с изображением Николая Второго. Из-за этого у него были неприятности. Как это в нем уживалось?

- Он был не просто членом партии, а убежденным коммунистом. На него оказал большое влияние художник Илья Глазунов, который раскрыл глаза на то, как всё происходило на самом деле. Нельзя сказать, что отец «переобулся». Просто для него открылась правда. Но в отличие от коммунистов, которые рвали на себе рубахи и жгли партбилеты, он свой партбилет сохранил. Хотя ведь его семья тоже пострадала от советской власти. Отец в детстве развешивал портреты Ленина, притом что его бабушка была глубоко религиозным человеком. Советская пропаганда с детства сделала свое дело.

Отец не нравился никаким властям. Он был поперек всем, не боялся высказываться, твердо гнул свою линию. Его не любили ни коммунисты, ни младореформаторы. Но во Владимирской области к отцу особое отношение. Отдельное спасибо главе администрации Собинского района Александру Всеволодовичу Разову. Сейчас впервые готовится к изданию полное собрание сочинений отца, и это делается на средства администрации района.

- Ваш отец в своих произведениях привлек внимание общества к проблеме сохранения храмов, исторического наследия России. Он спас Оптину пустынь, был инициатором восстановления Храма Христа Спасителя.

- Это была его идея. Отец выступил на телевидении и сказал, что без помощи государства восстановить Храма Христа Спасителя невозможно. С этого всё и началось. Когда папы не стало, панихиду в еще недостроенном Храме Христа Спасителя провел Патриарх Московский и всея Руси Алексий II. С уходом папы как будто рухнула кирпичная стена, и мы все остались на сквозняке…

- Елена Владимировна, расскажите, пожалуйста, о себе. Кто вы по профессии?

- Я окончила курсы машинописи, стенографии и делопроизводства. В то время это было очень престижно. Я даже работала в Йемене в посольстве. При поступлении в институт «завалила» химию. Папа к этому отнесся спокойно: «Ну как хочешь». Не было такого: давай поступай на второй год. И я решила пойти на курсы. Набирала на пишущей машинке рукописи отца. Мало кто разбирал его почерк. Отдавая рукопись в набор, папа шутил: «Держи мою электрокардиограмму». Я была его помощницей. Мы с мамой по очереди печатали все его стихи и рассказы.

В музее Владимира Солоухина.

Три года назад в Алепине открылся музей Владимира Солоухина. Архитектура здания чем-то напоминает его родовой дом. Тоже каменный низ и деревянный верх, но, конечно, с учетом современных строительных технологий.

Внутри воссоздана русская печь - с чугунками и другой кухонной утварью. На втором этаже - кабинет писателя с подлинными рукописями, рабочим столом, фотографиями и экспозиция, рассказывающая об истории села. А над письменным столом висят владимирские пастушьи рожки из коллекции Солоухина. Заведует музеем учитель истории, жительница соседнего села Рождествено Ольга Владимировна Ланцева.

- Некоторые экспонаты музею передали местные жители, - говорит Ольга. - Каждый хотел внести свою лепту в создание экспозиции. Кто-то принес прялку, кто-то чугунок или ухват, старинное зеркало в деревянной раме. Часть вещей в музей передала семья Владимира Алексеевича.

Сейчас на музейной территории началось строительство гостевого дома, чтобы туристам было где остановиться. А вокруг - приметы крестьянского быта, воссозданное личное подсобное хозяйство: конюшня с двумя лошадями, куры, кролики, огород, теплица и даже пасека. Туристы могут угоститься вкуснейшими фермерскими продуктами. Ухаживает за животными и возделывает огород директор музея Ольга. Настоящая подвижница и энтузиастка!

Ольга рассказала, что за три года музей посетило более десяти тысяч человек. В юбилейный год количество гостей увеличилось. В день рождения писателя вход в музей будет свободным. Традиционно 14 июня в Алепине пройдет Солоухинский литературный праздник. С импровизированной сцены снова прозвучат стихи Владимира Алексеевича, выступят творческие коллективы, откроется ярмарка народных промыслов. Еще накроют столы и угостят всех чаем с баранками и топленым молоком из русской печки, из той самой, которая стоит в музее.

А за день до этого, 13 июня, в Алепине состоится концерт классической музыки в рамках фестиваля «Симфоническая экспедиция» в исполнении ведущих артистов российских симфонических оркестров. На юбилейных торжествах отдадут дань памяти Владимиру Алексеевичу и возложат цветы на его могилу. Писатель похоронен на сельском погосте посреди величественного соснового бора - черный крест на мраморном постаменте, а на кресте славянской вязью надпись «Господи, помяни душу во царствии Твоем». Рядом - могила жены Розы Лаврентьевны…

Последние новости:
23 июня 2024, 05:00
В Муром привезут чудотворную Казанскую-Вязниковскую икону Божией матери
В Муром привезут чудотворную Казанскую-Вязниковскую икону Божией матери Почитание Казанской иконы Божией Матери на протяжении вот уже почти четырёх с половиной столетий занимает одно из самых почетных мест в сердцах православного российского народа. С этим…
23 июня 2024, 04:00
Владимир может стать культурной столицей 2026 года
Владимир может стать культурной столицей 2026 года И жители Владимирской области могут в этом помочь. До 1 декабря продлится народное голосование за «Культурную столицу-2026». Сделать свой выбор можно на портале Госуслуг по ссылке. Цель конкурса – поддержк…
22 июня 2024, 18:46
Как подать заявление на семейную ипотеку
Как оформить заявку на семейную ипотеку быстро и с удобствами
22 июня 2024, 18:45
Финансовые махинации: как быть в безопасности?
Финансовые махинации - это манипуляции с деньгами с целью обмана или получения выгоды за счет других.