21 января 2019, 14:22

Сергей Плаксин: «Все понимают, что у нас нет перинатального центра»

Прокуратура ответила депутату Максиму Шевченко на запрос по оснащенности Областного перинатального центра. Сергей Плаксин, чья жена умерла после родов в ОПЦ, говорит об очередной отписке надзорного органа.

Лидер фракции КПРФ в Законодательном Собрании Владимирской области Максим Шевченко получил ответ за подписью областного прокурора Игоря Пантюшина на запрос об оснащенности Областного перинатального центра в Добром — многие по привычке называют его роддомом № 1 города Владимира. Документ из прокуратуры был обнародован в телеграм-канале помощника депутата Шевченко Кирилла Николенко.

Из ответа надзорного ведомства следует, что надзорное ведомство практически не увидело нарушений в работе Областного перинатального центра (ОПЦ) — прокуроры указывают, что на 1 декабря 2018 года в учреждении появилось отделение патологии новорожденных, что на базе Областной клинической больницы в Загородном действует выездная бригада акушеров и реаниматологов — видимо, для «эвакуации» тяжелых рожениц в реанимацию ОКБ, поскольку в самом перинатальном ее нет.

Также прокуратура считает, что определенные Минздравом РФ требования к структурной и штатной численности для перинатальных центров являются только рекомендательными для региональных управленцев от медицины. А отсутствие «криминала» в том, что в перинатальном центре нет ряда специализированных отделений, подтвердил Фрунзенский райсуд города Владимира.

Единственное, к чему есть претензии прокуроры — во владимирском перинатальном центре, а именно в отделении реанимации новорожденных, не оказалось нужного оборудования и расходных материалов, а некоторые медицинские аппараты находились в других отделениях ОПЦ.

Полученный из прокуратуры ответ по перинатальному центру прокомментировал Сергей Плаксин — общественный активист, объявивший «крестовый поход» против нарушений в сфере здравоохранения Владимирской области после смерти своей супруги Анны Бобриковой — в 2016 году молодая женщина скончалась в московской клинике, спасти ей жизнь после осложненных родов во владимирском перинатальном центре врачи, увы, не смогли. Кстати, дело о смерти Анны,

находящееся под личным контролем главы СКР Александра Бастрыкина, до сих пор расследуется.

Сергей Плаксин говорит, что в его «коллекции» есть несколько аналогичных ответов из прокуратуры, которые он считает классическими отписками. Главное, по его мнению, знают все «заинтересанты» — пока в областном перинатальном центре нет реанимации для женщин и отделения второго этапа выхаживания для детей, владимирский ОПЦ можно назвать фиктивным.

Плаксин полагает, что прокуратура намеренно не обязывает власти Владимирской области дооборудовать перинатальный центр до стандарта, поскольку его существование в нынешнем виде выгодно чиновникам для статистики по смертности детей и рожениц. Неслучайно, говорит Плаксин, руководство ОПЦ в 2016 году смогло отчитаться об отсутствии в учреждении случаев смерти рожениц — его жена действительно умерла после родов в перинатальном в другой клинике.

«Шевченко четко ставил вопрос, соответствует ли этот стационар акушерскому стационару 3А класса — ему ответа не дают. Отвечают совсем другое, не то, что он спрашивал. Это подмена понятий. То же самое со вторым этапом выхаживания новорожденных — пишут, что с 1 декабря 2018 года они что-то там открыли, но не пишут, что это именно второй этап выхаживания.

Все прекрасно понимают, что у нас нет ОПЦ, все в курсе, что у нас перинатальный центр фиктивный, все об этом знают, но никто не хочет на себя ответственность брать. Потому что если признать, что перинатальный центр фиктивный, то надо будет как-то решать эту проблему, а это миллиарды рублей.

На сайте Генпрокуратуры есть информация о контроле за проверками. Вот я вижу, что было 3 проверки Росздравнадзора, 2 из них касались недооснащенности перинатального центра оборудованием и отсутствия ряда подразделений. И на сайте Генпрокуратуры видно, что предписания не выполнены. Теперь задача прокуратуры как надзорного органа — через суд обязать администрацию Владимирской области дооснастить перинатальный центр. А вместо этого прокуратура дает отписки, подменяет понятия.

Если в медицинском учреждении нет реанимации для женщин и второго этапа выхаживания для детей — то не может это учреждение называться перинатальным центром. Потому что в перинатальный центр, тем более областной, везутся женщины с высоким риском, а им там не могут оказать помощь в случае чего. Когда Кирюхин с Орловой признали перинатальный центр фиктивным, они заключили договор с Ивановской областью, чтобы этих женщин с патологией и высоким риском возить в Иваново рожать, в настоящий перинатальный центр. А теперь их везут в фиктивный перинатальный центр во Владимире.

Чиновникам это удобно, на мой взгляд, потому что у них же статистика — а, получается, реанимации нет, если напортачат чего, женщин присмерти везут в ОКБ, а там — умрет или не умрет — к ним в статистику случай не ложится. То же касается и ситуации с детьми недоношенными, которых отправляют в ОДКБ», — заявляет Сергей Плаксин.

По словам общественного активиста, сейчас он ждет очередной ответ из прокуратуры на свой вопрос, почему надзорное ведомство не требует от региональных властей выполнения предписаний по Областному перинатальному центру в части его дооснащения.

Добавим, что,

по данным облздрава, в 2018 году Областной перинатальный центр и неонатальная служба Областной детской клинической больницы были дооснащены современным медицинским оборудованием на 100 миллионов рублей за счет средств бюджета Владимирской области.

Медицинское ведомство сообщало, что в I квартале 2019 года Областной перинатальный центр будет дополнительно оснащен медицинским оборудованием еще на 50 миллионов рублей. Эти средства также выделены из областного бюджета. Планируется приобрести аппараты искусственной вентиляции легких, аппараты ультразвуковой диагностики, реанимационные места для новорожденных, лабораторное оборудование и другую современную технику.

«Благодаря внедрению современных медицинских технологий, созданию специализированных отделений патологии новорожденных и недоношенных детей, организации выездных акушерских бригад в регионе отмечается планомерное снижение уровня младенческой смертности. Так, за девять месяцев этого года уровень младенческой смертности составил 5,3 промилле на тысячу родившихся живыми при целевом показателе 5,9. По этому показателю Владимирская область опережает многие регионы России», — сообщал в ноябре 2018 года облздрав.

Последние новости:
5 июля 2022, 23:32
23-летний старший матрос из Владимирской области погиб на Украине
23-летний старший матрос из Владимирской области погиб на Украине. Об этом сообщает администрация Меленковского района.Старший матрос погиб в конце июня при выполнении воинского долга во время спецоперации на Украине. Молодого человека похоронили 5 июля на…
5 июля 2022, 19:05
Водитель самосвала из Собинского района признан виновником ДТП со смертельным исходом
Большегруз не вписался в поворот на мокрой дороге и вылетел на встречную полосу, где столкнулся с тремя автомобилями. Подробности судебного разбирательства данного уголовного дела сообщает пресс-служба прокуратуры Владимирской области.Дело рассматривалось…
5 июля 2022, 18:30
В Муромском районе установлена новая площадка для подготовки и сдачи норм ГТО
Она сооружена в селе Панфилово. Идет процедура ее приемки. На площадке установлены силовые и уличные тренажёры, гимнастические скамьи, турники и брусья. Спортивное оборудование подойдёт не только для подготовки и сдачи норм ГТО, но и для регулярных трениро…
5 июля 2022, 18:00
Во Владимирской области автолюбитель выплатил крупный штраф за насмерть сбитого лося
Пресс-служба Управления ФССП по Владимирской области сообщает о завершении исполнительного производства в отношении жителя поселка Мелехово. Тот попал в необычное ДТП — столкнулся с сохатым.Лось погиб, а гражданин попал в поле зрения сотрудников Государств…