11 января 2019, 17:28

«Начали орать какие-то оголтелые тётки»

Почему в Струнино не будет психиатрического и дерматологического отделения, и что об инициативной группе местных жителей думают другие общественники.

Фото — газета «Новый город Александров»

В больнице города Струнино Александровского района Владимирской области не будет психиатрического и дерматологического отделений, так как количеством жителей, приписанных к этому лечебному учреждению, не удастся «по полной» загрузить 40 коек в первом отделении и 26 — во втором. Об этом, правда, несколько другими словами, 9 января прессе сообщили временно исполняющая обязанности вице-губернатора Владимирской области по социальной политике Марина Чекунова и директор департамента здравоохранения Алексей Мозалёв. Они также, как сумели, не особо подбирая слова, рассказали о ситуации со здравоохранением в Струнино, и том, как во Владимирской области организовано оказание медицинской помощи.

Алексей Мозалев и Марина Чекунова

Напомним, тема больницы в Струнино получила звучание в ходе «Прямой линии с Владимиром Путиным» 7 июня 2018 года, когда местные жители пожаловались главе государства на плачевную ситуацию. Тогдашний губернатор Владимирской области Светлана Орлова сообщила президенту России, что в Струнино «ничего не закрывается». В ответ на это жители обвинили Орлову во лжи. Президент попросил главу 33-го региона не допускать расхождений между официальными заявлениями и мнением народа. Путин поручил губернатору Орловой восстановить работу больницы в Струнино в полном объёме

до конца 2018 года. После разгромного поражения Орловой на выборах 23 сентября, Струнинская тема перешла новому губернатору Владимиру Сипягину. Федеральный телеканал «Россия» даже обвинил Сипягина в срыве выполнения поручений президента Путина, и пресс-секретарю Сипягина пришлось разъяснять, что это не так. В середине декабря стало известно, что председатель Следственного Комитета России Александр Бастрыкин поручил проверить, действительно ли власти Владимирской области сорвали поручение Путина по ремонту Струнинской больницы. А 25 декабря губернатор Владимир Сипягин заявил, что попросил Минздрав России согласовать перенос сроков окончания ремонтных работ с конца 2018 года на конец 2019 года. Сипягин дал понять, что в сложившейся ситуации виновато прежнее руководство Владимирской области. 8 января 2019 года в Струнино прошёл митинг

в поддержку местной больницы. На следующий день инициативную группу граждан пригласили в региональный департамент здравоохранения на встречу с руководством Владимирской области, но общественники отказались общаться с вице-губернатором Мариной Чекуновой и начальником облздрава Алексеем Мозалёвым при журналистах, настояв на разговоре в закрытом формате. Более того, активисты в достаточно грубой манере выдворили репортёров из приёмной директора департамента здравоохранения, хотя накануне на митинге в Струнино охотно позировали на камеру федерального телеканала «Россия».

На встрече присутствовали также представители Совета отцов Владимирской области и региональной Ассоциации защиты прав пенсионеров. Они заявили, что проблем с доступностью медицинской помощи в Струнино нет, назвали представителей инициативной группы жителей этого города «плохими общественниками» и «оголтелыми тётками».

Встреча чиновников с активистами из Струнино всё же состоялась 9 января, но уже без присутствия прессы.

Вот полная расшифровка беседы Алексея Мозалёва и Марины Чекуновой с прессой в отсутствие инициативной группы струнинцев (за исключением фрагмента, в котором врио вице-губернатора рассказывает о причинах переноса сроков завершения ремонта в струнинской больнице на конец 2019 года).

Алексей Мозалёв, директор департамента здравоохранения администрации Владимирской области:

Спасибо, что приехали к нам

Мы хотели сегодня встретиться с инициативной группой [жителей Струнино], которая, как известно, провела вчера [8 января] мероприятие, посвящённое деятельности больничного городка, больницы, находящейся в городе Струнино, и, собственно говоря, хотели выслушать те замечания, пожелания, которые были высказаны в ходе этого мероприятия в самом городе, поскольку та инициативная группа, представляющая интересы жителей, озвучивала их в достаточно большом количестве

Поэтому мы хотели бы в таком формате диалога выслушать, и, в дальнейшем, конечно, проработать их и подумать о реализации тех инициатив, которые хотели бы видеть в этом структурном подразделении Александровской больницы — какие виды помощи там должны быть оказаны; какими силами и средствами; как это должно быть маршрутизировано

Вот, собственно говоря, такая цель была у нас сегодня преследуема нами. И я хотел дать слово вице-губернатору по социальной политике Марии Анатольевне Чекуновой. Пожалуйста, Мария Анатольевна

Марина Чекунова, временно исполняющая обязанности первого заместителя губернатора Владимирской области по социальной политике:

Добрый день, уважаемые коллеги!

Мне не совсем, правда, понятен формат [встречи]; у нас группа инициативная, по просьбе которой был вчера [8 января] организован митинг [в Струнино], и которых мы сегодня пригласили для разговора — они вот удалились сейчас за двери, не хотят, видимо, общаться с нами, поэтому они — в коридоре. Но у нас есть возможность пообщаться, и я скажу несколько слов

В декабре месяце, приехав во Владимир, и, по приказу губернатора, приступив к работе в должности исполняющего обязанности первого заместителя губернатора по социальной политике, я столкнулась с темой, с проблемой, которая условное название носит — «организация здравоохранения в городе Струнино Александровского района»

По поручению губернатора в октябре месяце была сформирована рабочая группа, вы, наверное, знаете об этом, которая состоит из инициативной группы жителей города Струнино и из представителей департамента здравоохранения Владимирской области, и представителей администрации Владимирской области. Эта группа провела серьёзную работу по исполнению поручения губернатора. И эта группа провела четыре заседания, одно из которых состоялось 25 декабря, потому что губернатор пообещал, что, как только будут завершены некоторые этапы строительных работ, ремонтных, то он обязательно будет общаться с жителями

25 декабря, возможно, что многие из вас присутствовали на этом мероприятии, губернатор с рабочей группой прошёл по отремонтированным и отреконструированным зданиям, и в школе Струнинской была проведена встреча с жителями, на которую могли прийти все, кто пожелал прийти. На эту встречу были также департаментом здравоохранения Владимирской области приглашены главные специалисты, специалисты-эксперты в различных сферах здравоохранения, и присутствовал главный врач Александровской больницы — вот, я вижу, Павел Геннадьевич [Морозов] — здесь, здравствуйте, Павел Геннадьевич! И мы проговорили целый ряд вопросов и дали выступить всем, кто хотел выступить на этом мероприятии. Встреча продолжалась порядка трёх часов, выступили и представители инициативной группы, выступили и представители администрации, и представители здравоохранения…

И, в общем-то, в принципе, на мой взгляд, честно и откровенно скажу, что, на самом деле, какой-то вот особой проблемы неразрешимой нет абсолютно. Ну, во-первых, город Струнино — это город с населением 10 с небольшим тысяч человек взрослого населения; есть дети, проживающие на этой территории, и есть ещё два небольших населённых пункта, граждане, жители которых обращаются за медицинской помощью в Струнино или в Александровскую районную больницу. Правильно я говорю? И, в принципе, возможно, есть какие-то проблемы, связанные с общим проблемным вопросом здравоохранения Владимирской области: лекарственное обеспечение — раз; работа скорой помощи — два; отсутствие узких специалистов… Ну, например, по области у нас более 40% не хватает педиатров; по всей области, это касается не только Струнино. И, в общем-то, в принципе, иных проблем нет

Мы посмотрели на сегодняшний день, вот сегодня мы пригласили Ассоциацию защиты прав пациентов, мы хотим опять вновь переговорить, обсудить наши проблемы, наши темы и пожелания жителей с Врачебной палатой Владимирской области

Мы хотим просто понять, где же всё-таки та проблема — человеческая, гражданская, профессиональная ли, по которой у нас возникает вот такое напряжение в городе Струнино?

За период с 1 сентября по сегодняшний день у нас не зафиксировано острых обращений в больницы города Струнино и даже всего Александровского района с заболеваниями или с жалобами на психоневрологические заболевания, на дерматовенерологические заболевания. И, в целом, мы мониторили в ежедневном режиме, [директор департамента здравоохранения администрации Владимирской области] Алексей Станиславович [Мозалёв] выезжал в Александровский район за это время уже несколько раз, за время праздничных дней, для того, чтобы постоянно быть на связи, и, если что, подключиться к решению острых вопросов, но всё прошло достаточно спокойно

Обращений нет, повторяю, с 1 сентября 2018 года по 9 января 2019-го. Поэтому говорить о том, что в Струнино есть острая обстановка, связанная с повышенным количеством заболеваемости психоневрологической направленности, либо дерматовенерологической — ну, такого нет. Мы будем и дальше мониторить эту ситуацию, и, в общем-то, в принципе, все эксперты помогают нам это делать. Если вдруг возникнет какая-то острая необходимость, то, конечно, мы же сразу будем организовывать всю необходимую помощь

Я не смогла вчера быть на митинге [в Струнино], был Алексей Станиславович [Мозалёв] на митинге, но по тем моментам, которые есть в сетевых ресурсах, и по тем моментам, которые рассказывали участники, которые видели этот митинг, есть некая повторяемость вопросов: просьбы жителей сохранить, не закрывать, открыть психоневрологическое, психиатрическое отделение — раз. Сколько там коек? Сорок коек. Вторая тема — это не закрывать, открыть, сохранить дерматологическое отделение — порядка тридцати коек

Мы разговариваем со всеми специалистами, уже сами себе иногда не доверяем, и должны понимать: мы откроем тридцать и сорок коек — кто будет находиться на этих койках? Первый вопрос. Кто будет оплачивать эти койки? И ответа на эти вопросы мы не находим. Поддержки у жителей, что вот у нас завтра, мы открываем, и завтра у нас заполнены сорок мест в психиатрической лечебнице, психиатрического отделения — этого не произойдёт. Мы обсуждали с Алексеем Станиславовичем [Мозалёвым], мы советуемся с министерством здравоохранения, что если мы в тестовом режим откроем эти отделения даже, область понесёт расходы на то, чтобы открыть это отделение, поставить койки, прикрепить врачей, медсестёр и всех остальных и прочих, платить деньги… Вот какое время мы должны промониторить, чтобы понять, что один, ну, два человека у нас, предположим, есть, а где ещё тридцать восемь? А дерматологические заболевания — где у нас ещё вот эти несколько десятков человек?

Поэтому современное здравоохранение — оно обладает не только элементами мониторирования ситуации, но оно должно обладает ещё и моментом прогнозирования ситуации. Поэтому, изучая те данные заболеваемости населения во Владимирской области, и главные эксперты области в сфере здравоохранения — и дерматовенеролог высказывался, и психоневролог высказывался — они не видят никаких предрасположенностей для того, что у нас неожиданно возникнет в Александровском районе вспышка того или иного заболевания, что приведёт к необходимости открыть такие большие отделения

Поэтому сегодня проблема заключается в том, что мы должны думать о здоровье граждан в первую очередь, и мы об этом думаем, поверьте. Вторая тема, и во вторую очередь мы должны думать об экономике здравоохранения, и мы об этом тоже должны думать, потому что если сегодня [главный врач Александровской районной больницы] Павел Геннадьевич Морозов откроет эти отделения, и Фонд обязательного медицинского страхования будет оплачивать пустующие койки и неработающих врачей, и неработающих медсестёр… Не так я говорю?

Кто-то из участников встречи:

Не будет Фонд оплачивать!

Марина Чекунова:

Не будет Фонд оплачивать! Кто будет оплачивать? Никто не будет оплачивать! Вы поймите: разумность нашей позиции — она продиктована не какой-то оголтелостью или нежеланием учесть пожелания граждан. Ни в коем случае! Но просто должен возобладать разум, должна возобладать современная медицина и должен возобладать порядок в сфере здравоохранения. Поэтому я понимаю и повторюсь, я это уже говорила, по-моему, несколько раз: мы понимаем, что там нужно создать систему первоочередной медико-санитарной помощи. Пришёл гражданин, обратился — мы должны диагностировать и тут же либо здесь пролечить, в Струнино, либо направить в Александров. Пришла мамочка или родители с ребёночком — мы должны, конечно, оказать первую помощь и диагностировать, и отправить или направить туда, где требуется уже специализированная помощь для этого ребёнка

Наверное, мы можем понимать, что граждане скажут, что вот Струнино, 10 с лишним тысяч взрослого населения, детки и прилегающие какие-то населённые пункты, возможно, там нужен травматолог и травмпункт. Возможно, это определят специалисты, и мы готовы это проговаривать с жителями, чтобы вы понимали. Но вот что-то ещё придумать, я честно вам говорю, это, наверное, уже даже очень сложно. Вот сегодня, [9 января], если мы не найдём какого-то компромисса с инициативной группой, то завтра у нас будет встреча в министерстве здравоохранения Российской Федерации, мы должны будем предложить единственный верный вариант, ошибиться в котором мы не можем

Поэтому, не знаю, вот как Алексей Станиславович, как руководитель департамента здравоохранения, мы сегодня будем советоваться с коллегами, но я всё-таки думаю о том, что требование сохранить дерматовенерологическое отделение на 26 коек, и требование жителей сохранить психиатрию на 40 коек — это неоправданные требования; это — неправильно; это — заблуждение; это — может быть, какие-то ошибочные мнения граждан. Вот кто-то рассказал, что это должно быть так, и это должно быть так

К сожалению, сегодня мы регламентированы определёнными нормами, требованиями, законами, и всё-таки, мы должны будем предложить тот самый единственный вариант, который прежде всего будет оказывать помощь первичную гражданам, и лечить в терапевтическом отделении в Струнино граждан, в соответствии с теми объёмами и теми задачками, и теми проблемами, которые возникают в Струнино

Поручение президента на основании обращения граждан в июне 2018 года выполнено на 50 с небольшим процентов: отремонтированы здания в Александровской районной больнице; в соответствии с 44-ым федеральным законом проведены конкурсные мероприятия и процедуры, и определена проектно-сметная документация на ремонт ещё двух зданий, и об этом направлено письмо в Минздрав — исполнителю поручения [министру здравоохранения] Веронике Игоревне Скворцовой — о том, что мы просим и ходатайствуем о переносе сроков ремонта по двум зданиям на 2019 год

Второй пункт этого поручения говорит о закупке необходимого оборудования, и, в соответствии с тем протоколом, который был сделан в августе и сентябре 2018 года, это оборудование закуплено. Последний контракт, который был подписан датируется 25 декабря 2018 года, соответственно, поставка происходит либо в 30, либо в 90 дней. Но 85, даже 90% оборудования закуплено, частично некоторое оборудование уже начинает размещаться в больнице города Струнино. Дальше будет происходит завершение этого процесса, но для начала нам нужно всё-таки определиться окончательно, без сомнений, с тем, что мы планируем определить для размещения вот в этих освободившихся помещениях

14 декабря, обращаю ваше внимание, состоялось заседание всех уважаемых врачей-главных экспертов области и руководства Александровской районной больницы; все профессионалы, изучив документы, изучив потребности больницы в городе Струнино, изучив обращаемость граждан с теми или иными проблемами по здравоохранению, пришли к определённому мнению и подписали протокол о том, что где должно размещаться на сегодняшний день в больничном городке города Струнино. Также был предусмотрен этим протоколом вариант временного размещения некоторых служб организации здравоохранения, с учётом того, что два здания будут ещё ремонтироваться

Пожалуй, наверное, всё, что я хотела вам сказать, изложив эту ситуацию, как я её знаю начиная с 7 декабря 2018 года по сегодняшний день. Мы открыты, мы готовы разговаривать, мы готовы слышать и слушать, но при этом мы говорим всем, что мы опираемся, мы слушаем граждан, слышим их предложения, проблемы, но при этом мы ещё, конечно, опираемся на мнение наших главных экспертов и консультантов, потому что их опыт, их знания и их понимание исполнения федеральных законов — они для нас тоже очень важны. При этом мы с декабря месяца, во всяком случае — я, познакомились с несколькими общественными организациями, и мы в тесном контакте тоже работаем с общественными организациями…

Сегодня я разговаривала с Союзом пенсионеров России, они, в общем-то, тоже озадачены этой ситуацией, все наслышаны о ситуации в городе Струнино. Мы работаем с Ассоциацией защиты прав пациентов, мы работаем с Врачебной палатой. Поэтому мы открыты, мы ни в коем случае не принимаем единоличные решения — мы советуемся, потому что мы должны принять, ещё раз повторю, единственно правильное решение в интересах жителей города Струнино и Александровской районной больницы

Спасибо

Алексей Мозалёв:

Спасибо большое, Марина Анатольевна!

На самом деле, тоже хотел добавить…

[Я] приступил к обязанностям директора департамента не так давно, и сразу же первой проблемой, которая была поставлена Марией Анатольевной, губернатором — это погрузиться в ситуацию с оказанием медицинской помощи жителям этого населённого пункта с очень интересной историей, кстати говоря. И хочу сказать, что я несколько раз приезжал и на территорию Струнинской больницы, и мы встречались и с главным врачом, с начмедом этого учреждения, мы встречались с коллективом, который трудится сегодня в этой больнице и оказывает медицинскую помощь

То поручение, которое президент поставил перед министерством здравоохранения Российской Федерации совместно с администрацией Владимирской области, обеспечить проведение капитального ремонта, реконструкции зданий больницы Струнинской, и оснастить современным медицинским оборудованием, — оно безусловно будет выполнено, и для именно этих целей губернатор спустя несколько дней первым своим решением указал на создание рабочей группы, куда вошли, собственно говоря, эксперты медицинские, сюда же вошли представители администрации. В этой группе работают представители общественных организаций и непосредственно жители города Струнино. Рабочая группа несколько раз планово, внепланово обсуждала вопросы оказания медицинской помощи

По каждому этапу выполненных ремонтных работ, закупки оборудования, поставки этого оборудования докладывается непосредственно губернатору в ежедневном режиме. И это — гарантия того, что поручение безусловно будет выполнено, в этом сомнений нет. Что касается оказания психиатрической и дерматологической помощи, я повторяю, что сегодня эта помощь на территории города Струнино организована — ведёт приём врач психиатр, ведёт приём врач дерматовенеролог. Это — врачи-специалисты, они при необходимости назначают дообследование пациентам, назначают лекарственную терапию. В случае, если пациенту нужна стационарная помощь, а стационарная помощь, как вы знаете, по 323-му федеральному закону — основному закону, по которому оказывается медицинская помощь гражданам, диктует нам, что эта помощь должна быть оказана только тем пациентам, которые нуждаются в круглосуточном медицинском врачебном наблюдении. То есть это ситуации, когда пациент должен с определённой периодичностью быть осмотрен врачом-специалистом — психиатром или дерматовенерологом, скорректировано его лечение или дообследование, ну, и, безусловно, те препараты или обследования, которые назначает врач, должны выполняться регулярно средним медицинским персоналом. Этот вид помощи — психиатрической и дерматологической помощи — в стационарных условиях организован на территории Владимирской области, для всех районов есть приказ, регламентирующий маршрутизацию этих пациентов и оказания того или иного вида медицинской помощи строго по медицинским показаниям. Это — гарантия возможности спланировать эту помощь, обеспечить лекарственными препаратами, питанием, обеспечить эту помощь квалифицированными специалистами

Сегодня психиатрическая помощь — это не просто перевод пациента в замкнутое пространство и абстрагирование его от общества. От этого сегодня уходят все цивилизованные страны, это — методики лечения которые предполагают ре-социализацию этого пациента; это — методики, которые предполагают научение его элементам труда; это — прежде всего, вне стационарные методики. Мало того, сегодня сфера оказания помощи по психиатрии — она также имеет мультидисциплинарный подход, и в этой специальности трудится не только врач психиатр, а и ряд других специалистов, которые помогают выстроить тот алгоритм действий, по которым пациент быстрее выздоравливает и может наблюдаться в дальнейшем и жить в домашних условиях. Вот к чему нужно как бы стремиться

Поэтому увеличение коечного фонда психиатрической помощи — это, безусловно, должно быть предопределено потребностью населения в этом виде помощи; не желанием, не какими-то историческими справками территориальными, что, по тем или иным обстоятельствам сложилось что-то, а конкретной работой с конкретным пациентом. Сегодня, по анализу тех обращений, по анализу поступающих в департамент обращений, мы видим, что идёт вопрос от населения, действительно, как эта помощь будет организована, как там будет помощь организована — в этом стоит потребность в информации. Но жалоб или там обращений, связанных с отсутствием или не в полном объёме оказания помощи по психиатрии и дерматовенерологии — их нет! Вот в чём ситуация

Нам предлагают, как я слышал на митинге, провести эксперимент: доказать, путём открытия этих отделений — дерматологического и психиатрического, что потребности в этой помощи нет. Иными словами, мы должны провести некий опыт за счёт государственных средств: открыть, пригласить туда врачей… Врачи-психиатры — это тоже уникальные специалисты, вы должны это тоже понимать. Причём этот врач-специалист для того, чтобы госпитализировать сегодня психиатрического пациента, это решение должно быть комиссионным, его принимают минимум три врача. Таким образом, та помощь, которая предлагается жителями, инициативной группой, так скажу, к реализации, либо должна предполагать ежедневное нахождение в этом подразделении трёх врачей для оказания психиатрической помощи, в том числе, по неотложным, экстренным показаниям, чтобы скорая могла госпитализировать, либо, если в этом подразделении будет находиться один врач — это плановая психиатрическая помощь

Плановая психиатрическая помощь, ещё раз повторяю, это помощь, которая предполагает наличие стационарного наблюдения, она — не экстренная, она не требует молниеносного принятия решения о госпитализации, о назначении каких-то лекарственных препаратов. Она может быть оказана квалифицированно на территории города Владимира — здесь есть, вы знаете, специализированные клиники для этого. Поэтому сегодня, безусловно, нами с коллегами проводится аналитическая работа, я ещё раз буду просить о встрече с инициативной группой, мы будем безусловно открыты для диалога — мы для этого и есть, и работаем. Мы будем встречаться и с жителями, мы будем встречаться и с медицинским сообществом, которое работает в этом учреждении. Никому не нужно нагнетать ситуацию вокруг оказания этой помощи, по этому вопросу

Я ещё раз хочу призвать [к конструктивному диалогу], потому что сегодня этот вопрос — он, к сожалению, приводит к тому, что и врачи, и средний персонал, так же испытывают дискомфорт в своей работе, понимаете? Потому что все хотят, чтобы помощь была своевременной, была по показаниям, была доступной, и такая цель и задача поставлена и губернатором [Владимирской области Владимиром Сипягиным], и Мариной Анатольевной [Чекуновой]. Мы эту цель и будем преследовать — организовать в Струнино доступную, качественную медицинскую помощь. Прежде всего эта помощь должна быть ориентирована на потребности населения, и будем…

Марина Чекунова:

Алексей Станиславович, если позволите, я добавлю… Извините, ради Бога, что прерываю… Мы 4 или 5 числа [января], я попросила Алексея Станиславовича, чтобы мы съездили с ним в психиатрический… Как это называется?

Алексей Мозалёв:

Больница

Марина Чекунова:

В психиатрическую больницу города Владимира, по-моему, она находится на улице Фрунзе, если я не ошибаюсь. Я должна вам сказать, кстати, больница, которая требует тоже серьёзного внимания, с точки зрения состояния тех зданий, в которых находится лечебное учреждение. Но я — не врач, но как бы меня поразило то, что главный врач этой больницы начала рассказывать о том, как происходит маршрутизация больных. Да, для того, чтобы госпитализировать нужна комиссия; да, это — тяжёлые, люди, которые социально неспособные, например, находиться в обществе, и, пройдя курс лечения, и главный врач говорит, что мы сегодня, у нас есть задача взаимодействовать с социальной защитой, с департаментом социальной защиты. Люди, которые, попав на психиатрическую койку, пролечившись — современные препараты дают возможность это делать достаточно эффективно, насколько я поняла… Но после этого, для того, чтобы социализировать и ускорить выздоровление и реабилитацию психиатрического больного, он попадает либо в психоневрологический интернат, либо в пансионат соцзащиты, и там происходит его дальнейшая адаптация, социализация и дальнейшая реабилитация. То есть, мы хотим скорее вылечить, стабилизировать и вывести человека в социальные условия, в социум. А в Струнино получается, что мы хотим сделать наоборот?

Извините меня, я посмотрела психиатрическую больницу, ну, даже невзирая на какие-то там условия, но это же — не санаторий, на самом деле, поэтому тема — такая достаточно непростая, видимо, она — от незнания

Ну, и, конечно же, у нас сегодня очень большие задачи стоят перед здравоохранением Владимирской области, и первый вопрос, и мы губернатору озвучивали вчера [8 января] вечером, что это — тема информатизации здравоохранения, системы здравоохранения. Это не только инфоматы, это — не только запись по электронному носителю на приём к врачу, это — мониторинг системы здравоохранения в системе информационного постоянного режима

Вторая проблема — это кадры. Вот для того, чтобы нам сегодня привлечь на работу во Владимирскую область врачей, это — большая проблема на самом деле. У нас нет своего медицинского вуза, который нам поставляет врачей. У нас люди приезжают работать либо из Иваново, либо из Нижнего Новгорода. Поработав немножко здесь, зарплаты невысокие, как бы никто этой темой особо не занимался, люди уезжают либо в Москву, либо в Нижний Новгород. Поэтому перед нами стоит сегодня очень сложная задача — как организовать работу департамента труда и занятости в поиске населения… Поставлена задача, что они должны каждый день заниматься, посещать ярмарки, там где есть и рассматриваются вакансии врачей

Мы сегодня проговорили уже с Николаем Николаевичем Корякиным, это Нижегородская медицинская академия, вопрос сотрудничества, целевого обучения кадров из Владимира, Владимирской области, и взаимодействия в части повышения квалификации и переподготовки медицинских кадров. Мы за этот небольшой промежуток времени уже сделали несколько серьёзных шагов для того, чтобы провести, как это сейчас говорят, некий ребрендинг системы здравоохранения. Поэтому у нас есть понимание ситуации, и мы будем делать всё для того, чтобы ситуация улучшалась с каждым днём

Спасибо

Вопрос:

Вот говорят там — 40 коек, 26 коек — психиатрия, дерматология… Но ведь если люди просят оставить, я понимаю, что могли быть ещё советские нормативы, то есть, при Советском Союзе было принято решение, что там нужно столько-то коек. А что поменялось? Понятно, что количество населения сократилось, и так далее… При Советском Союзе на основании чего считали, что 40 коек должны быть, что 26 коек для дерматологических больных должны быть? А что сейчас поменялось в подходе? Там радикальное сокращение населения произошло, или что?

Марина Чекунова:

Можно Алексей Станиславович ответит, потому что это — профессиональный такой вопрос

Алексей Мозалёв:

Смотрите…

Постараюсь объяснить…

Что касается моей, в том числе, Родины — Союза Советских Социалистических Республик, я в 1977 году родился, пионером был, Комсомол, к сожалению, уже не застал. Но вы знаете, какой тип экономики господствовал [в СССР], то есть, это тип плановой экономики — планировалось на пять лет определённая деятельность, в том числе и в здравоохранении, поэтому плановая экономика — это, безусловно, определение бюджетных средств на определённый период времени. Хорошо? Да, безусловно, это — стабильность для врачей, для пациентов, но отсутствие конкуренции, отсутствие внедрения ряда высоких технологий без добавления в этот бюджет финансовых средств

Сегодня мы живём в стране, где принят 326-ой федеральный закон «Об обязательном медицинском страховании», и мы несём ответственность — работодатели [за своих сотрудников], бюджет — за неработающих граждан, это дети и пенсионеры, в фонд идёт определённый процент финансовых средств из бюджета или из федерального фонда. Так формируется фонд нашего территориального фонда обязательного медицинского страхования, который обеспечивает потребности населения в медицинской помощи на территории Владимирской области

Есть ряд профилей медицинской помощи, по которым сохранилось финансирование из бюджета, вне средств ОМС. Это — психиатрия, это — венерология, это — туберкулёз, это — наркология, это — паллиативная медицинская помощь. Вот эти виды медицинской помощи финансируются напрямую из средств бюджета субъекта

Что касается того вопроса, который вы задали… Почему, ещё раз говорю, можно — нельзя… Мы сейчас этот вопрос, во всяком случае — для меня, он непонятен в плане предложения той инициативной группы, которая озвучивает провести некий эксперимент: организовать работу этого отделения, пригласить туда врачей, медсестёр, санитарок, которые там в обязательном порядке должны быть, и дальше искать и направлять туда пациентов для плановой госпитализации. Вы должны понимать, что те врачи, которые будут работать в Струнино психиатрами, это — врачи, которые не смогут взаимодействовать в полном объёме, как того хотелось бы с коллегами других профилей — неврологами, психологами, специалистами по трудовой терапии, специалистами-наркологами, потому что большое количество пациентов психиатрических имеют ещё и зависимость различную. Это — врачи, которые будут в некоем профессиональном находиться вакууме. Поэтому многие ли захотят прийти на такую работу, чтобы находиться вот именно на этой клинической работе? Тоже как бы вопрос…

Ну, хорошо, есть специалисты, которые туда пришли; будем мы туда направлять этих пациентов. Финансовый эффект от лечения будет страдать, вам это, наверное, как мне кажется, понятно, потому что та помощь, которая оказывается в клинической больнице психиатрической, где есть возможность оказать помощь, в том числе, и экстренную по другим… Ну, если вдруг психиатрический пациент — разовьётся у него какая-нибудь хирургическая патология, его же должен посмотреть и хирург, его должен посмотреть кардиолог, его должен посмотреть эндокринолог… Это — тоже вопрос, понимаете? И на территории Владимира организовать эту помощь быстро можно, а на территории Струнино — это необходимо вызывать, опять же, скорую помощь, госпитализировать его в Александровскую больницу или вести, опять же, во Владимир для оказания этой помощи при соматической патологии. Это — тоже вопрос

Поэтому ставить эксперимент ради уже доказанного, кажется, главными специалистами, врачами-экспертами федерального уровня о несостоятельности вот такого размещения. Это на сегодняшний момент не обеспечит потребности реальной жителей [Струнино в медицинской помощи]

Марина Чекунова:

Но есть ещё и закон «О здравоохранении», который диктует как раз те самые нормативы, о которых коллега и задаёт вопрос

Алексей Мозалёв:

Да, мы живём по порядку, есть приказы Минздрава, которые определяют порядки оказания медицинской помощи и стандарты оказания при тех или иных нозологиях. И порядки предусматривают, безусловно, наличие тех или иных помещений, штатного расписания, оборудования. Эти порядки дают возможности осуществления лицензированной деятельности. Если эти порядки соблюдены, соответственно помощь будет оказана квалифицировано с гарантией эффекта, независимо от того, сколько там будет коек. Если же мы говорим о том, чтобы открыть помощь просто, потому что она там исторически сложилась…

Алексей Сорокин, представитель Совета отцов Владимирской области:

Алексей Станиславович, можно я? Прошу прощения, Сорокин Алексей Вячеславович, Совет отцов Владимирской области, скажу так: лицо заботливых родителей. Вот я сейчас сижу, слушаю…

У нас есть разговоры такие о гражданском обществе, о формировании взгляда гражданского общества, да? И получается ситуация такая: вот вы сейчас все говорите знаете о чём? Есть два слова, которые преподают в высших институтах, называется это — «социальный менеджмент». Понятие «социальный менеджмент» противоречит всему тому, что сейчас происходит за стенкой, [где сейчас находятся представители инициативной группы жителей Струнино]

Вы сейчас все сказали о том, что есть нормативы строительства — где строители? Есть нормативы лечения — здесь департамент здравоохранения. Всё здорово, нет проблемы! Есть проблема в непонимании, когда мы [делаем непонятно что] из системы управления государством, которое представляете вы, Марина Анатольевна, простите, да?… Я понимаю, что всё хорошо — и в системе управления государством… Просто мы, как гражданские люди, начали допускать к обсуждению проблем людей, которые абсолютно некомпетентны в тех вопросах, о которых они ничего и знать-то не должны, понимаете? Это я говорю как член гражданского общества, как им ровня, понимаете?

Я просто сейчас сижу, слушаю вас — вы оправдываетесь непонятно за что! По-хозяйски надо треснуть по столу и сказать: «Ребята! Вот — эксперт раз, точка; вот — эксперт дав, точка; вот — эксперт три, точка». Всё это, весь этот социальный менеджмент приведёт к тому, что в бюджете будет дыра и кто-то не дополучит денег… Я образно скажу: какая-то Суздальская больница не получит детского специалиста. Я живу в Боголюбово, знаю, что там — проблемы с этим, и детей у меня пятеро, понимаете? Я знаю, что там — проблемы, но в Суздале тихо;, а там [в Струнино] начали орать, простите, какие-то оголтелые тётки

Я был в Струнино, я слышал этих девушек, понимаете, которые друг друга обзывают, я не хочу принимать в этом участие, но вынужден, потому что я, честно сказать, не понимаю систему управления государством, которое гнушается просто перед гвалтом. И сейчас то, что там происходит — это гвалт. Это — не государственное обсуждение. Вы, как системные люди, — молодцы, низкий вам поклон, понимаете, да? Но давайте так — если мы с этого года, как президент сказал, должны сформировать общественный контроль во всех структурах, давайте призывать туда нормальных общественников, понимаете, а не тех, которые устраивают гвалт. Это был не вопрос, это была констатация факта. И просто я второй раз слушаю, мне, честно сказать, не совсем по себе

Женщина, представляющая Ассоциацию защиты прав пациентов Владимирской области:

Я, как нормальный общественник, хочу добавить

Мы говорим, вообще, собственно, ни о чём. У нас в 10 минутах езды [от Струнино], в Александрове, будут находиться два дневных стационара нужного профиля. О чём мы говорим? У нас люди будут полностью обеспечены!

Алексей Сорокин:

Это говорит о том, что [в Струнино] проблемы нет

Женщина:

Мы должны говорить о целесообразности, а не о том, что «я хочу». Я вот хочу, мне, пожалуйста, приём у кардиолога устройте, вот лично для меня! Я хочу!

Алексей Сорокин:

А я хочу в Боголюбово! Почему я должен [во Владимир,] в пятую больницу 20 минут ездить?

Женщина:

Это уже знаете… Не уважать специалистов!

Алексей Сорокин:

Где уважение к вам?

Женщина:

К тому же, давайте добавим, о чём мы говорили 25 декабря, о том, что мы хотим дополнительно открыть паллиативное отделение, что сейчас является насущной проблемой в Струнино. Вот почему-то вот это мы всё не улавливаем, о том, что реалии меняются, меняется время, и нам нужно говорить о том, в чём сейчас есть необходимость — в паллиативной медицине

И если нам нужно 10 минут ехать до Александрова, и общественник кричит: «Я туда не поеду, мне неудобно», это — плохой общественник. Вы меня простите, пожалуйста, я сама — общественник, мне — 39 лет, с 16 лет я нахожусь в волонтёрстве. И я не знаю у нас таких волонтёров и общественников, которые бы так неуважительно относились к потребностям других

Последние новости:
18 января 2019, 15:25
В Муроме бездомный зарезал приятеля и четыре дня жил с трупом
Они поссорились из-за девушки Во Владимирской области бездомного мужчину обвиняют в убийстве. Об этом сообщает региональный СледКом. Около полугода назад мужчина, кочующий по разным городам, приехал в Муром. Приятель разрешил ему поселиться в своей комнате в коммуналке, вместе они «зарабатывали» сдачей металлолома и попрошайничеством на улице.
18 января 2019, 15:13
СледКом проверит, куда расходовали бюджетные средства в Струнино
Доследственная проверка продолжается Региональный СледКом продолжает доследственную проверку по ситуации с больницей в Струнино. Пресс-служба ведомства сообщает, что на данный момент следователи уже провели значительную работу. Они исследуют вопрос поступления и расходования бюджетных средств на…
18 января 2019, 15:12
Оставят ли муниципалитетам больше денег?
Губернатор Сипягин высказал готовность обсудить с главами районов и мэрами городов Владимирской области возможность перераспределения налогов, чтобы в муниципалитетах оставалось больше денег. На второй пресс-конференции Владимира Сипягина, посвященной 100 дням его нахождения в должности губернатора…
18 января 2019, 15:07
Задача «Белого дома» — сделать московский мусор нелегальным
Территориальная схема обращения твердых коммунальных отходов, разработанная командой прошлого губернатора и утвержденная на федеральном уровне, дает возможность завозить в западные районы области московский мусор. Об этом сообщил врио заместителя губернатора Александр Байер в ходе прямого эфира на «Губернии 33».
18 января 2019, 15:06
Часть владимирских депутатов отказались идти в команду Сипягина
Именно поэтому в администрации работает много «варягов» Первая большая пресс-конференция Владимира Сипягина завершилась. Губернатор обсудил с журналистами и тему московского мусора, и ситуацию в Струнино, и множество других волнующих население вопросов. Владимир Сипягин объяснил, почему в его команде там много специалистов из других регионов.